Союз казаков России

 

 

История школы
Форма одежды, геральдика
Командный состав школы
Канцелярия школы
Музей школы
Фотогалерея
Казачья культура
"Казачьи лагери"
Контакты
 

 

 

Журнал `Казаки`

Сельское поселение Габовское

Радио `Вера`

Белгородский казачий отдел СКР

Астраханское казачье войско СКР

Ставропольское казачье войско

Балтийский Союз казаков

 

 

   
 

Главная >История школы >Парфорсные охоты русской кавалерии

Парфорсные охоты русской кавалерии

Быстрое развитие скорострельности и дальнобойности стрелкового оружия в конце XIX - начале XX веков, поставило перед кавалерией задачи, не только максимального развития маневренности, но и способности действий верхом в самых разнообразных условиях местности.
Русская кавалерия, всегда помнящая завет Великого Суворова, гласивший, чтобы конница «не знала препятствий», готовила конский состав к большим и продолжительным нагрузкам в полевой езде. Однако обучить всю огромную русскую кавалерию (1500 эскадронов и сотен), возможно, было только при условии, что весь корпус кавалерийских офицеров имеет такие навыки, как знание по правильной полевой подготовке лошади (выдержка), способности оценки местности и препятствий, и быстрое принятие решений.
Подобные качества в полевой езде, можно было получить только путем соответствующей практики, для чего идеально подходили парфорсные охоты. Генерал - Инспектор русской кавалерии Великий Князь Николай Николаевич Младший, большой знаток конного спорта, в 1897 году учредил при Офицерской Кавалерийской Школе парфорсную охоту. Организатором парфорсных охот выступил генерал А.А. Брусилов,

помощник начальника, а с 1902 года начальник Офицерской Кавалерийской Школы. Вскоре парфорсные охоты стали одним из важнейших разделов курса подготовки офицеров и наездников ОКШ.
Прежде всего, был всесторонне изучен опыт основных европейских Кавалерийских школ: Сомюрской и Ганноверской.
Французская Кавалерийская школа в городе Сомюре своей парфорсной охоты не имела. Объяснялось это тем, что местность вокруг Сомюра принадлежала мелким землевладельцам, решительно настроенным против неизбежных вторжений в их владения. Крупные же землевладельцы, почти все имели свои собственные охоты. Начальство школы отпускало офицеров по приглашениям, присылаемым хозяевами охот. Каждый офицер имел право раз в месяц принять участие в парфорсной охоте. Обыкновенно из школы отпускалось 15 - 20 офицеров. Охоты происходили с осени до весны, преимущественно по оленям, но иногда и по кабанам.


Охота Офицеров Кавалерийской Школы. Гон зверя.

Германская Кавалерийская школа в Ганновере имела свою парфорсную охоту, рабочих собак и специальных охотничьих лошадей (14 голов). Парфорсные охоты начинались с 1 - ого Октября (здесь и далее все даты по старому стилю) и продолжались до конца Декабря (иногда даже Января) по три раза в неделю. На них брались помимо охотничьих, все лошади школы, кроме молодых. Летом охоты проводились только по искусственному следу в течение четырех недель (по три раза в неделю).
Введенные с 1897 года в отечественной Офицерской Кавалерийской Школе парфорсные охоты преследовали цель всестороннего усвоения офицерами и наездниками техники подготовки лошади к усиленной полевой работе (выдержка) и получения широкой практики в полевой езде.
Участвовали в охотах офицеры постоянного и переменного состава, унтер - офицеры - наездники и кандидаты на должность командира полка. С 15-ого Июня начиналась выдержка лошадей для парфорсных охот. Каждый будущий участник имел по две лошади, которых он работал через день. Подготовка заключалась в одиночной полевой езде и напрыгивании через препятствия. В 1904 году Офицерской Кавалерийской Школой был построен специальный скаковой круг со знаменитыми «гробами» в середине («мертвые» препятствия полевого типа), специально для подготовки конского состава. Круг находился в окрестностях Красного Села близ Санкт - Петербурга на окраине военного лагеря.

Выдержка производилась на мундштуках и со строевыми седлами (офицеры на офицерских, наездники на драгунских). Подготовка ремонтной лошади принятая в Офицерской Кавалерийской Школе (в ее основе лежала система Дж. Филлиса) была настолько хороша и универсальна, что лошади одинаково успешно выступали, как на парфорсных охотах, так и в смене высшей школы езды. Примером тому может служить кобыла «Примадонна», выезженная для высшей школы и восемь лет участвовавшая в охотах под седлом генерала В.А. Химца, пожалуй, лучшего ездока высшей школы в России начала XX века. Можно также назвать коней «Катона» и «Абата», из смены высшей школы езды. Причем «Катон» ходил под седлом «мастэра» охоты штаб - ротмистра П.И. Руднева шесть лет.
С конца Июля начинались парфорсные охоты. Подразделялись они на два вида: охота по искусственному следу и по живому зверю.
Охота по искусственному следу являлись подготовительным упражнением. Начальником охоты («мастэром») намечался маршрут заданной протяженности, с определенными характером грунта и местности, числом и видом препятствий. Некоторые естественные препятствия специально усложнялись. По маршруту прокладывался след, то есть протягивалась губка смоченная специфическим запахом какого - либо зверя. Собаки, наведенные на след, шли очень быстро, а участники были обязаны ехать в известном порядке за начальником охоты, не отставая и не отклоняясь в стороны. Таким образом, начальник охоты, увеличивая дистанцию, число и размер препятствий, подготавливал участников к самостоятельной езде по местности.


Охота Офицеров Кавалерийской Школы. Группа участников.

На охоте по живому зверю участники получали почти полную самостоятельность, запрещалось лишь обгонять собак и доезжачих, выскакивая вперед или в сторону. Ни скорость движения, ни направление, ни число преград заранее не были известны. Охотники сами выбирали где ехать и преодолевать препятствия, и должны были поспеть ко времени когда собаки возьмут зверя («Ала - ли»), без чего считались не выполнившими условия охоты.
Охоты проводились исключительно по специально тренированным оленям (породы Даниэля, реже благородным). Перед началом охоты олень в клетке привозился к месту охоты, и за некоторое время до ее начала выпускался на свободу. Проводились охоты с конца Июля по начало Октября, через день. Между охотами, офицеры, имевшие по две лошади, работали их одиночной полевой ездой.


Гости на охоте Офицерской Кавалерийской Школы. Н. Е. фан-Зон на «Кэри».

Первые три года охоты проводились близ станции «Валдайка» Новгородской губернии, но окружающая болотистая местность и ранние заморозки затрудняли ведение охот. С 1899 года Офицерская Кавалерийская Школа арендовала место в имении графов Пржездецких, у местечка Поставы Дисненского уезда, Виленской губернии. Были построены все необходимые помещения: охотничий замок, конюшни на двести лошадей, зверинец для оленей и псарня. Кроме этого, были оборудованы трасса для скачек и конкурное поле. Для отдыха оборудовали теннисные корты.


Николаевский охотничий замок для парфорсной охоты Высшей Санкт-Петербургской офицерской кавалерийской школы

В 1901 году Великий Князь Николай Николаевич посетил Поставы и участвовал в охоте. В его честь охотничий замок получил название «Николаевского». Кроме Постав, парфорсной охоты по искусственному следу проводились в окрестностях Красного Села для унтер - офицеров -наездников.
Охоты в Поставах пользовались вполне заслуженной славой. Был даже написан, когда-то популярный, но теперь забытый марш «Поставские фанфары». Дело было поставлено на широкую ногу. Так на 1911 год в зверинце содержалось 70 оленей Даниэля и 5 благородных. На псарне состояло 43 взрослых и 17 щенков рабочих собак, и 7 взрослых и 5 щенков борзых. Рабочие собаки обладали великолепной паратостью (резвостью). Охотничьих лошадей было 12 голов. С открытием сезона охот число лошадей возрастало до 200. Младших доезжачих из солдат состояло 5 человек (из них один псарь). Долгие годы старшим доезжачим был англичанин Футтер. Из «мастэров» можно назвать уже упоминавшегося П. Руднева и штаб - ротмистра Д. К. Воликовского, много сделавших для процветания отдела парфорсных охот Офицерской Кавалерийской Школы.
Парфорсные охоты очень много дали русской кавалерии. В Первую Мировую войну все противники отмечали великолепную маневренность отечественной конницы.
Интересная деталь - отпуск казенных средств на охоты был далеко не достаточным, и дефицит покрывался из сумм жалуемых Императором и особами Императорской Фамилии.


Стая Офицерской Кавалерийской Школы. Напрыгивание собак.

Вместо послесловия
7 Октября 2000 года офицеры и кадеты Офицерской Кавалерийской Школы приняли участие в Большой комплектной охоте близ деревни Халдеево под городом Можайском,  в рамках программ фирмы «Евразия Тур Сервис».

19 марта 2009 года Офицерским собранием Офицерской Кавалерийской Школы принято решение о создании конюшни Школы на месте бывшего коровника в посёлке Песчаном Дмитровского района Московской области. Одной из целей при постройке конюшни является сохранение донской породы лошадей, которая находится на грани вымирания.

Начальник Офицерской Кавалерийской Школы Союза казаков России есаул Кострыкин С. В.

Программы парфорсных охот 1900-1913г. в м. Поставы

1. Офицеры младшего курса. Охоты по искусственному следу с 01.08. по 25.08. - 12 упражнений. Дистанция начинается с 4.5. км, с увеличением до 10.5 км. Препятствия: начиная с 90 см высоты и 2 м ширины, с увеличением до 110 см высоты и 3.5 м ширины.
2. Офицеры Генштаба.
3. Офицеры Старшего курса.

А) Охоты по искусственному следу с 25.08. по 10.09. - 7 упражнений. Дистанция: начинается с 8. 5 км, с увеличением до 21.5 км. Препятствия: начиная с 100 см высоты и 3 м ширины, с увеличением до 130 см высоты и 4.5 м ширины.

Б) Охоты по живому зверю с 10.09. по 01.10. - 10 упражнений

4. Кандидаты на командование полком.
5. Лучшие наездники старшего курса. Участвуют в охотах наравне с офицерами с 01.08. по 01.10.
В окрестностях Красного Села
6. Младший курс наездников. Охоты по искусственному следу с 01.08. по 25.08. - 15 упражнений. Дистанция и препятствия как для офицеров младшего курса.
7. Остальные наездники старшего курса.

Фрагмент очерка Р. Фреймана

"...Вот к таким охотам в окрестностях Красного Села принадлежала охота, устроенная в воскресенье 11 сентября с. г. В охоте участвовали и дамы. К 11 часам утра мы прибыли на станцию Дудергоф. Переправились на яликах через озеро и когда поднялись в место лагерного расположения офицерской кавалерийской школы, увидели на пригорке силуэты уже ожидавших нас на конях офицеров с полковником Крыгиным в качестве «мастера», а также стаю с доезжачим мистером Футтером и его помощниками, нижними чинами. Тут же ждали и наши лошади, приведенные накануне. Шагом отправляемся к старту, выбранному тут же в поле, расспрашивая друг друга о лошадях, от качества которых зависит не только степень удовольствия, но даже и безопасность ездоков. На старте мастер напоминает «полю» о главных правилах парфорсной езды. Не объезжать его самого, а также и дам участниц, которым предоставляется место вслед за мастером (в первом поле). Не ехать кучей, особенно на препятствиях, или в затылок друг другу, а в шахматном порядке, держаться подальше друг от друга в ширину и в глубь и т. д. Мастер кончает вопросом, все ли готовы, и дает знак приложить собак к следу. Зявкнула одна, потом другая, остальные подхватывают, и с дружным лаем вся стая несется вперед с доезжачими по пятам, а за ними на некотором расстоянии, чтобы не беспокоить собак слишком близким топотом, следует мастер с охотничьим полем.


Е. Р. Фрейман, Р. В. Фрейман.

Саженей через сто уже вырастает первое препятствие - земляной вал со рвом. Уже издали отыскиваешь глазами, где бы удобнее прыгать и направляешь лошадь перпендикулярно к намеченному месту, несколько задерживая ее, чтобы регулировать ей дыхание, перед самым препятствием - «ходу!» и препятствие уже позади, опять скачешь по ровному... Но вот стая вместе с доезжачими буквально провалилась сквозь землю, это она исчезла в глубоком овраге, к которому мы приближаемся. Секундная остановка для ориентации, и лошади смело, но осторожно сползают по крутому спуску вниз и, высылаемые шпорами, во весь дух взлетают вверх на противоположный край, причем всадники низко наклоняются вперед, держась рукою за гриву, чтобы перенести свою тяжесть на перед лошади и поводом не мешать ей вытянуть шею. За оврагом следует еще несколько небольших препятствий, галопируем гуськом по узкой, скользкой тропинке между засеянными полями, пересекаем дорогу и через забор попадаем на свежевспаханное поле, потом березовая роща, и снова выезжаем на гладкое место, где-то около «Тайц». Тут небольшая остановка, чтобы передохнули собаки и лошади и чтобы дать подъехать отставшим. Вот они едут - оказывается, один потерял шляпу, другие замешкались на препятствиях. Мы прогалопировали девять минут, сделав около пяти верст.
Пускаемся дальше. Переехав шоссе, попадаем в лес, извиваемся между деревьев, ветки которых так и хлещут по лицу и плечам, а затем скачем просекою, на которой сооружены искусственные препятствия - изгороди. Хотя просека сравнительно широка, тем не менее 20 всадникам приходится ехать в несколько рядов, и в задних летят комья сырой земли и брызги из луж; мундиры офицеров, и красные сюртуки и белые рейтузы штатских становятся пестрыми, грязь не щадит и лица. Вдруг у одной из изгородей какое-то замешательство. Одна из лошадей, прыгая, задела за препятствие, упала на колени, а всадник скатился на землю. На упавших едва не налетели следующие, но, к счастью, удалось вовремя посторониться, прыгнув почти с места через высокую изгородь. Лошадь упавшего офицера продолжает следовать за охотою, добросовестно преодолевая все препятствия, а упавшему приходится; продолжать путь пешком.
Вторая половина охоты длилась столько же. По окончании ее собаки получили тут же, где кончался след, заслуженное вознаграждение в виде привезенного с собою мяса, из-за которого подымается грызня, успокаиваемая арапниками доезжачих.
Спешившись и дав отдохнуть лошадям, отправляемся к Гаршинской площадке в офицерское собрание Лейб-гвардии Драгунского полка. Тут приготовлен обед. Аппетит превосходный. Беседа оживленная, в рассказах вновь переживается испытанное и приключившееся во время охоты, каждый отдельный мелкий эпизод... "


Охота Офицерской Кавалерийской Школы. «Halali» -- сбор по окончании охоты.

***

Есть арабская пословица: «Рай на земле - у коня на спине». Это, может быть, слишком сильно, но несомненно, что кто раз испытал очарование парфорсного спорта, тот остается ему верным, пока здоровье и годы позволят.

Р. Фрейман.

Столица и Усадьба, № 72 (1907 г.).

Источник

 




Икона Святителя Николая Чудотворца




Икона Черниговской-Гефсиманской Божьей Матери

Иконы написаны известным мастером-реставратором казаком Надежиным Николаем Германовичем

Экскурсия по Санкт-Петербургу
     
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика