Союз казаков России

 

 

История школы
Форма одежды, геральдика
Командный состав школы
Канцелярия школы
Музей школы
Фотогалерея
Казачья культура
"Казачьи лагери"
Контакты
 

 

 

Журнал `Казаки`

Сельское поселение Габовское

Радио `Вера`

Белгородский казачий отдел СКР

Астраханское казачье войско СКР

Ставропольское казачье войско

Балтийский Союз казаков

 

 

   
 

Главная > Казачья культура >Крестовский В.В. Очерки кавалерийской жизни

 

Крестовский В.В. «…каким образом может вместиться столько разнообразных вещей в таком маленьком сундучке…»


Чай сопутствовал русскому человеку во всех проявлениях жизни. Наряду с дорожным самоваром у обстоятельных людей имелся и дорожный ящик — погребец — с чайными и столовыми принадлежностями, а также, как писано у В.И. Даля, «съ питиями». Это картинка из знаменитого издания 1845 г., иллюстрированного Григорием Гагариным. Описание погребца в новой редакции повести было – не без влияния Гоголя – детализировано по сравнению с первым, журнальным вариантом 1840 г.
После Соллогуба погребец с пиететом поминается Гончаровым, Толстым, Некрасовым, Писемским.

Даже через 50 лет после Соллогуба сверхценность погребца для русского сознания была актуальна.

Крестовский В.В. Очерки кавалерийской жизни.

Итак, завтра на зимние квартиры. Выступать в восемь часов утра, стало быть – надо проснуться в шесть, а теперь первый час Дня: времени, для того чтобы изготовиться, очень достаточно, тем более что офицерские сборы не велики: походная складная кровать с кожаной подушкой, чемодан с бельем и платьем, ковер как неизменное и даже необходимое украшение офицерского бродячего быта да еще походный погребец; ну, да пожалуй, ружье да собака – вот и все хозяйство! Но в этом хозяйстве, знаете ли вы, что достопримечательней всего? Это именно погребец, характерные образцы которого, кажись, только и можно встретить в быту армейского офицера, потому что кому же он надобен, кроме человека, обреченного на вечно бродячую жизнь? Таким образом, из “русской” лавки любого ярмарочного балагана этот неизменный, традиционный погребец переходит непосредственно в офицерские руки. Представьте вы себе маленький сундучок, менее аршина в длину, около трех четвертей в ширину, обитый оленьей шкурой, окованный жестью, с непременно звонким внутренним замком, – а между тем в этом скромном вместилище чего-чего только не заключается! Тут и кругленький походный самоварчик на четыре стакана, миниатюрные экземпляры которых помещаются рядом, тут и медная кастрюлька, крышка которой, в случае надобности, может заменить собою и сковороду, для чего при ней имеется и железная ручка. Тут и мисочка для похлебки, и четыре тарелки: две мелкие и две глубокие; тут и чайник, и чайница, и сахарница, и солонка, и перечница, и чернильница с песочницей, и два больших штофа со щегольскими пробками – “аплике”, и все это накрывается подносом, прилаженным к крышке, в которую вправлено еще и небольшое зеркальце. Но все это богатство составляет только верхний этаж офицерского погребца: приподнимите за ушки вкладное вместилище всей этой роскоши – под ним окажется этаж нижний, где имеются отлично прилаженные помещения для пары ножей и вилок, двух столовых и четырех чайных ложек, для салфетки и полотенца, для карандаша с пером и ножом перочинным, для гребешка и бритвы и даже… для сапожных щеток. Так вот что за штука этот походный погребец – незаменимый и неизменный друг и товарищ армейской жизни! Как разложишь все его богатства, так просто изумляешься: где и каким образом может вместиться столько разнообразных вещей в таком маленьком сундучке, с таким тесным объемом, а между тем все это вмещается, все это так искусно, так ловко пригнано и прилажено, что просто не хочется верить, будто погребец не есть изобретение какого-нибудь аккуратного немца, а чисто наше “рассейское”.

 




Икона Святителя Николая Чудотворца




Икона Черниговской-Гефсиманской Божьей Матери

Иконы написаны известным мастером-реставратором казаком Надежиным Николаем Германовичем

Экскурсия по Санкт-Петербургу
     
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика